библиотека статьи

ООН празднует 75-летие. Есть ли у многостороннего мира шанс?

Roger Kemp, Ascension (1960-1965)

В октябре 2020 года Организация Объединенных Наций отметит свое 75-летие. Мир тем временем охвачен потрясениями: коронавирус обнажил множество проблем здравоохранения, тяжелые времена переживает мировая экономика, растет геополитическая напряженность. В кризисе находится и многосторонний подход, при котором общие проблемы решаются совместно, с привлечением всех заинтересованных сторон. В преддверии юбилея ООН известные мировые политики отвечают на один из важнейших вопросов: есть ли у многостороннего мира шанс в сложившихся обстоятельствах?

Пан Ги Мун, генеральный секретарь ООН в 2007-2016 годах:


COVID-19 пролил свет на острые уязвимости глубоко взаимосвязанного мира. Ни одна страна, независимо от ее размера, богатства или технологической продвинутости, не может справиться с этим кризисом в одиночку. <...> 

Есть горькая ирония в том, что пандемия поразила мир именно в год 75-й годовщины ООН. Рожденный на обломках Второй мировой войны — бедствия, полностью сотворенного руками человека, — главная международная площадка воплотила решимость послевоенных лидеров избавить будущие поколения от тех страданий, свидетелями которых были они сами. <...> Комплекс международных соглашений и институтов, созданных с тех пор, далек от совершенства. Тем не менее, на протяжении более семи десятилетий он решительно поддерживал стремление к миру, безопасности, правам человека, а также к экономическим и социальным улучшениям во всем мире.

Чтобы снова вывести в повестку дня это наследие, The Elders («Старейшины») — группа независимых мировых лидеров, основанная Нельсоном Манделой, заместителем председателя которой я имею честь быть, — недавно выпустила доклад в защиту многосторонности. В нем мы обратились к сегодняшним лидерам с пятью призывами к действию: выразить приверженность ценностям Устава ООН; уполномочить ООН выполнить обязанности по коллективным действиям в области мира и безопасности; укрепить системы здравоохранения для борьбы с COVID-19 и подготовиться к будущим пандемиям; продемонстрировать устремленность в решении проблемы изменения климата для достижения целей Парижского соглашения; заручиться поддержкой для достижения Целей в области Устойчивого Развития (Sustainable Development Goals).

Все страны должны признать, что единственный способ достичь этих целей — это эффективная многосторонность, которая в конечном итоге отвечает всеобщим интересам. Чаще всего провалы ООН в достижении поставленных целей были результатом действий государств-членов, в основном, но не только пяти постоянных членов Совета Безопасности (США, Великобритания, Франция, Россия, Китай), которые не выполняли свои обязанности. Когда страны ставят узкие национальные интересы выше общих приоритетов, проигрывают все.

В июле этого года я приветствовал единодушное принятие Советом Безопасности ООН резолюции 2532 с призывом к глобальному прекращению огня в связи с пандемией, чтобы предотвратить гуманитарную катастрофу. <...> И все же я был разочарован тем, что так много ценных месяцев было потрачено на споры по поводу деталей текста.

Препирательства по поводу семантики перед лицом кровавых конфликтов и беспрецедентной пандемии стали ужасным сигналом для мировой общественности. Помимо прямых последствий для здоровья, экономические последствия кризиса будут долгосрочными и суровыми, которые будут особенно ощущаться во многих нестабильных и затронутых конфликтами частях мира. Сейчас не время для жестких дипломатических игр.

<...> Кризис COVID-19 — мрачное напоминание о наших человеческих взаимосвязях и уязвимостях. Если мы не сможем отреагировать на пандемию и другие общие угрозы с обновленным чувством солидарности и коллективных действий, мы опозорим память о жертвах вируса и предадим надежды, которые возлагало на нас поколение основателей ООН.

Жозеп Боррель, верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности:


<...> Многосторонняя система, в основе которой стоит ООН, оказалась перед вызовом, более масштабным, чем когда-либо, — и именно тогда, когда она нам больше всего нужна.

Действительно, никогда еще предложение многосторонних решений не было таким дефицитным, а спрос на них — таким высоким. Каждый день мы видим, как узколобый национализм и стратегическое соперничество, особенно между США и Китаем, парализует Совет Безопасности ООН и международную систему в целом. От изменения климата и контроля над вооружениями до морской безопасности, прав человека — глобальное сотрудничество было ослаблено, международные соглашения были расторгнуты, а международное право подрывалось или применялось выборочно. 

Европейцы глубоко встревожены этой ситуацией. Но разворачивающийся кризис многосторонности — проблема не только европейцев: безопасность и права каждого находятся сейчас под угрозой. Такие фразы, как «многосторонняя система» и «международный порядок, основанный на правилах», кажутся расплывчатыми и не такими звонкими, как «Америка прежде всего» (America First, лозунг Трампа) или «Вернуть контроль» (Take Back Control, девиз сторонников Брекзита). Но они выступают за нечто очень конкретное и реальное: выбор между миром и войной, свободными обществами и закрытыми, а также экономикой, основанной на устойчивом развитии, и экономикой, которая способствует усилению неравенства и бесконтрольному изменению климата.

Мир, управляемый с помощью согласованных правил, является основой нашей общей безопасности, наших общих свобод и нашего общего процветания. Миропорядок, основанный на правилах, обеспечивает безопасность государств, гарантирует права и свободы людям и компания, желающим инвестировать, а также обеспечивает защиту окружающей среды Земли. Альтернативный принцип — «кто сильнее, тот и прав» — был опробован многократно в истории человечества, и его жуткие последствия являются лучшим аргументом в пользу многосторонней системы. К сожалению, его все чаще пытаются повторить, и результаты видны всем.

Это не подход ЕС. Мы продолжим верить в ООН и поддерживать эту организацию. Мы делаем это не только на словах, но также в политическом и финансовом, а также дипломатическом плане, пытаясь навести мосты в Совете Безопасности. Когда другие пытались развалить Всемирную организацию здравоохранения в разгар пандемии, именно ЕС вел переговоры, в результате которых было достигнуто соглашение о проведении независимого расследования происхождения коронавируса. Мы также являемся крупнейшим донором Фонда глобального доступа к вакцинам против COVID-19 (COVAX) <...> В рамках наших операций по урегулированию кризисов мы работаем рука об руку с ООН над стабилизацией и восстановлением во многих зонах конфликтов, от Сахеля до Африканского Рога и от Балкан до Ближнего Востока. В самых тяжелых зонах боевых действий и гуманитарных кризисов вы обнаружите, что ЕС и ООН работают вместе. <...> 

Для нас этот вклад — инвестиции в глобальную безопасность и процветание, а значит, и в нашу собственную безопасность и процветание. Мы знаем, что мы можем быть здоровыми и находиться в безопасности, только если наши соседи тоже здоровы и тоже в безопасности. То, что верно для отдельных лиц, верно и для стран.

<...> Многое из того, что будет определять наше будущее — аналитика данных в киберпространстве, искусственный интеллект, биогенетика, автономные транспортные средства и многое другое — появляется сейчас в нормативном вакууме. Мы должны наполнить его согласованными правилами, нормами и стандартами и обеспечить их применение — в том числе в условиях, когда основными заинтересованными сторонами не являются правительства.

<...> На этой неделе и в дальнейшем мы будем поддерживать дух Генассамблеи ООН и защищать многосторонность, в которой так нуждаются все страны. Мир без ООН поставит под угрозу всех нас.

Кемаль Дервиш, руководитель программы развития ООН в 2005-2009 годах, министр экономики Турции в 2001-2002 годах; Себастьян Штраус, старший аналитик и координатор по стратегическому взаимодействию Брукингского института: 


Пока Генассамблея ООН … собирается для «подтверждения нашей коллективной приверженности многосторонности», в США в разгаре, пожалуй, самые спорные президентские выборы за последнее время. Результат будет иметь далеко идущие последствия для будущего международного сотрудничества и глобализации.

Во всем мире национал-популисты разжигают антиглобалистские настроения. Вместо того, чтобы устранять источники отчуждения и недоверия — неравенство доходов, экономическую незащищенность и недостаточное сотрудничество в борьбе с глобальными угрозами, в том числе пандемией, — популисты заняты созданием своих страшилок. В изображении популистов глобалисты — это мутная космополитическая элита, стремящаяся разрушить национальный суверенитет из корыстных побуждений. <...>

В США эта антиглобалистская риторика недавно была продемонстрирована на съезде республиканцев, где выступавшие умоляли избирателей не позволить демократам — предположительно находящимся под контролем жуткой глобалистской клики — диктовать, что думают или говорят избиратели. На прошлогодней Генассамблее ООН президент Дональд Трамп заявил, что «будущее принадлежит не глобалистам», а «патриотам».

Такие заявления доказали свою эффективность: доля избирателей уверенных в том, что многостороннее сотрудничество служит интересам элит и осуществляется за счет «народа», только растет. И все же именно национал-популисты часто проводят политику, приносящую пользу самым богатым группам, и налоговые реформы Трампа тому подтверждение. Напротив, глобальные общественные блага, которые может обеспечить только многосторонность — от борьбы с пандемией до здоровой планеты — несоразмерно выгодны наименее привилегированным слоям населения.

Как же тогда популистам так часто успешно удается отождествлять международное сотрудничество с космополитической элитарностью? Прежде всего, они манипулируют понятиями, называя глобализацию и многосторонность взаимозаменяемыми, хотя эти два термина описывают разные процессы. Глобализация означает увеличивающийся поток товаров, услуг, капитала, рабочей силы, данных и идей через национальные границы. <...> Это сильно отличается от многосторонности, которая означает сотрудничество или координацию между национальными государствами. Многосторонность может привести к еще большей глобализации, но это вовсе не обязательно. Первый шаг к противодействию популистскому нарративу — прояснение этого различия. <...>

Другой популистский миф, который необходимо развеять, заключается в том, что международное сотрудничество приносит пользу только богатой привилегированной мировой элите. Существует множество массовых движений «народного космополитизма», но они должны быстро расти, чтобы сузить политическое пространство, занимаемое национал-популистами. Это потребует преодоления двух давних препятствий: дистанцированности людей и отсутствия у них общего языка. Хотя эти препятствия все еще остаются угрожающими, в последние десятилетия они уменьшились. Во многом благодаря цифровым технологиям — от социальных сетей до приложений-переводчиков — теперь существует бесчисленное множество способов их преодолеть.

Общие проблемы, такие как изменение климата, стимулировали рост разнообразных и все более влиятельных глобальных движений. <...> Как ни странно, даже националисты неуклюжим образом пытаются призвать к общей позиции и сформировать единую повестку дня.

Однако интернационалистский дискурс по-прежнему обходится дорого с политической точки зрения, если его отождествляют с игнорированием всего локального и знакомого. Вот почему прогрессивный интернационализм должен не только поощрять разнообразие и воспитывать глобальное гражданское сознание, но и признавать, что люди всегда будут ставить на первое место свои семьи, сообщества и страны. Признание нашей общей человечности и совместной ответственности в качестве распорядителей планеты не требует ни от кого вырывания корней, лежащих в основе их чувства принадлежности. Именно эти корни обеспечат безопасность, в которой они нуждаются, чтобы достучаться до других.

Вопреки популистскому мифу, глобальная солидарность не означает, что заботиться о детях в отдаленных местах нужно больше, чем о своих собственных; это просто означает признание того, что все дети — все люди — имеют равную ценность. 75 лет назад ООН закрепила это тонкое, но сущностное различие в своем Уставе. Нет лучшего времени, [чем сейчас,] чтобы подтвердить это <...>. 

Подготовила и перевела Наталья Корченкова