библиотека статьи

Как заканчивалась Холодная война. Арчи Браун о Рейгане, Тэтчер и Горбачеве

Британский историк и политолог Арчи Браун, автор многих  книг о Советском Союзе и Холодной войне (в т.ч. “Взлет и падение коммунизма”, “Семь лет, которые изменили мир: Перестройка в перспективе”, “Миф о сильном лидере: политическое лидерство в современном мире” и др.), написал новую книгу - The Human Factor: Gorbachev, Reagan and Thatcher and the end of the Cold War (Человеческий фактор: Горбачев, Рейган, Тэтчер и конец холодной войны), которая скоро должна будет выйти в издательстве Oxford University Press.

Кристофер Коукер, директор LSE IDEAS в Лондонской Школе Экономики, предоставил нам для публикации его рецензию на эту книгу, которая будет напечатана в The Literary Review в марте 2020 года. 

“Cometh the hour cometh the man” (“пробил час, и явился герой”), написал Виктор Гюго (на самом деле это выражение приписывают самым разным авторам – от Шекспира до Ганди, оно широко используется для того, чтобы подчеркнуть роль личности в истории – Ред.). Описывая прошлое, часто трудно найти баланс между человеческим фактором и исторической логикой – понять, то ли время сформировало своего героя, то ли герой повлиял на свое время. Тем ценнее исследование Арчи Брауна, которому в полной мере удалось сделать это в своей работе о трех выдающихся политиках, положивших конец холодной войне.

За время работы над своей предыдущей книгой The Gorbachev Factor (Фактор Горбачева) Арчи Браун собрал достаточно информации, чтобы разобраться в первом из них (Горбачеве), и в том, что стояло за его неустанными попытками реформировать советскую систему, за его готовностью положить конец холодной войне и вывести советские войска из Афганистана, а также за его отказом открыть огонь по протестующим на улицах Восточной Европы в 1989 году. 

Рональда Рейгана автор представляет нам симпатичным, искренним и полным добрых намерений, но при этом признает крайнюю неэффективность работы его администрации в первый срок правления. По словам советника Рейгана по национальной безопасности, Роберта Макфарлайна отношения между госдепартаментом и министерством обороны к моменту появления Горбачева пришли в состояние опасной “коррозии”. 

Однако чуть ли не решающую роль в этих отношениях играла Маргарет Тэтчер. Она встречалась с Горбачевым больше, чем любой из ее предшественников с другими советскими лидерами. Только у Черчилля был сравнимый с ней уровень вовлеченности, что вполне объяснялось условиями войны, в которой Великобритания и Советский Союз воевали бок о бок против общего врага. Браун открыто восхищается ее упорством и здравым смыслом. Он считает, что оба, Рейган и Тэтчер, показали себя с лучшей стороны. Тэтчер уважала  убеждения и мягкую манеру Рейгана - он был способен настаивать на своем не испортив при этом отношения с собеседником, даже если тот придерживался другой точки зрения. Она же, напротив, могла быть очень резкой, хоть и пыталась сдерживаться. Однако интеллектуально она была, безусловно, ближе к Горбачеву. Известно, что они наслаждались компанией друг друга, хотя и не теряли при этом бдительности.  Во время своего визита в Москву в 1987 году они спорили особенно горячо, но по словам одного из ближайших советников Горбачева, Анатолия Черняева, это только укрепило их во взаимной симпатии. 


Знаменитая речь Рейгана про “империю зла”, стратегическая оборонная инициатива “звездные войны”, первая встреча Рейгана и Горбачева в Женеве, визит Тэтчер в Москву в 1987, и подписание Договора о о ликвидации ракет средней и меньшей дальности несколькими месяцами позже – все эти знаковые события последних лет Холодной войны детально описаны в книге. Черняев пишет в своем  дневнике, что в международной политике тогда появился новый мощный фактор – доверие. И что именно этот фактор сделал возможным конец Холодной войны. Так и случилось – Советский союз вывел войска из Афганистана, и во время саммита между Горбачевым и Джорджем Бушем (ст.), сменившим Рейгана, на борту советского лайнера, вставшего в непогоду на якорь в бухте на острове Мальта, был положен конец Холодной войне. Советский союз после этого продержался недолго, с его распадом завершилась  и политическая карьера Горбачева. 

Браун считает, что популярное объяснение конца холодной войны экономической слабостью СССР в 1980-х., противопоставленной военной мощи США, выглядит логично, но не является верным. 

Не стоит недооценивать роль личности, проявляющей себя в истории удивительным образом. Мир обязан увлечению Рейгана программой “звездных войн”, созданной, чтобы защитить континентальную Америку от ракетного удара со стороны Советского союза. Но не меньшим он обязан ошибочному убеждению Горбачева, что советский социализм можно было спасти. На самом деле, чтобы сработала программа “звездных войн”, пришлось бы отредактировать основные законы физики, а после чернобыльской трагедии в 1986 году стало очевидно, что у Советского Союза не остается шансов. Браун цитирует другого оксфордского ученого-политолога Адама Робертса:  тревожная возможность, что холодная война не закончится никогда, держалась  на двух мифах – что Советский союз может быть реформирован, и что программа “звездные войны” может сработать. Американцы никогда не верили в первый из них, однако советские генералы вполне могли верить во второй.

Итак, насколько важен “человеческий фактор”, вынесенный в название этой интригующей книги?  По мнению Брауна – чрезвычайно важен. Автор не оставляет читателю сомнений, что личные отношения трех лидеров помогли переломить укоренившиеся годами стереотипы: веру Москвы в то, что США управляются вооруженными до зубов политическими фанатиками, страх Вашингтона, что Россия готова добиваться мирового господства даже ценой ядерной войны, а также представление, которого до последнего придерживались такие фигуры, как милитаристски настроенный министр обороны США Каспар Вейнбергер, что Советский союз невосприимчив к новым идеям. В реальности все было наоборот – Браун напоминает, что новое мышление развивалось в советских исследовательских институтах в 1970-х, задолго до прихода к власти Горбачева. Но учитывая все факторы, мы понимаем, что из трех лидеров в реальности ситуацию изменил именно Горбачев, человек, обладающий в равной степени и разумом и смелостью. 

И хотя много сказано о “сближении” советского и западного мышления к началу 1990, было ясно, что “движение навстречу” в большей степени исходило от Советского союза. Разумеется, помогло и то, что Рейган и Тэтчер оба были консервативными “холодными воинами” с репутацией, от которой легко отлетали любые обвинения в излишней мягкости по отношению к Советскому союзу. Решающим стало и то, что оба признали: Горбачев сумел радикально переосмыслить идею социализма, при этом до конца не отвергая ее.

Если бы Горбачев передал власть преемнику в 1984 году, возможно холодная война продолжилась бы до сих пор. Случись так, что он остался бы у руля до вступления страны в 21 век, возможно, мы избежали бы перспективы другой войны. История того времени не закончилась счастливо. Ни русским, ни западным лидерам не удалось восстановить доверие, достигнутое, по словам Черняева, в 1987 году. Браун заканчивает книгу говоря, что обе идеи – и  “звездные войны” (которые никогда не были запущены), и наращивание военной мощи, которое способствовало окончанию Холодной войны,  являются в равной степени губительными. Обе берут вдохновение в  западном триумфализме и подпитывают чувство обиды в современных российских лидерах. На сегодняшний день Россия максимально далека от идей Горбачева о сотрудничестве с Западом, и напротив теперь угрожает ему своим сотрудничеством с Китаем – страной куда более мощной, чем та, во главе которой когда-то стоял Горбачев.