библиотека статьи

Временные и перемещённые

20 июня, в Международный день беженцев, Агентство ООН по делам беженцев выпустило годовой отчет , согласно которому количество беженцев в 2019 увеличилось на 11 млн по сравнению с прошлым годом. На сегодняшний день в мире насчитывается около 80 млн вынужденных переселенцев.  Только в 2019 году 11 млн человек вынуждены были покинуть свои дома в результате конфликтов, насилия, преследований и нарушений прав человека. Кризис коронавируса только усугубил бедственное положение беженцев. В ООН опасаются, что пандемия может привести к глубокому кризису в ситуации прав человека.  

J.M.W. Turner, Dawn After the Wreck, 1841

Саба Азиз пишет, что согласно последнему исследованию Еврейского глобального агентства по делам беженцевболее 70 процентов перемещенных лиц не в состоянии удовлетворить базовую потребность в еде (до пандемии эта цифра составляла 15 процентов) и более 75 процентов не имеют доступа к медицинскому обслуживанию. 

По данным того же агентства закрытие границ и ограничения перемещения в попытке остановить распространение вируса спровоцировало задержки в процессах предоставления убежища. 

Но даже закрытые границы и новые бюрократические преграды не могут остановить тех, кто вынужден оставить свой дом и кому некуда возвращаться. 

Иоаннис Стевис, завершив карьеру журналиста, вернулся на свой родной греческий остров, чтобы запустить на пенсии небольшое новостное агентство (Astraparis), пишет The Guardian. Едва ли он мог предположить, что сообщения о местных новостях поместят его в эпицентр конфликта с собственным правительством. Но ему, как и многим сегодня, довелось жить во время одного из самых значимых процессов в современной европейской истории - кризиса беженцев. 

4 мая Стевис опубликовал новость о том, что 30 апреля на остров прибыла группа из 14 беженцев со стороны Турции. Новость была проиллюстрирована фотографией лодки и свидетельствами местных жителей, видевших этих людей своими глазами.

Стевис связался с местным отделом полиции, береговой охраны, больницей, Европейским береговым агентством Frontex, агентством ООН по делам беженцев и с администрацией главного лагеря беженцев на Хиосе. Однако никто из них не подтвердил информацию о прибытии группы людей 30 апреля. 

По официальной версии на берег вынесло уже пустую лодку. Но Стевису официальная версия показалась не слишком убедительной (и слишком противоречивой). Стевис опубликовал сообщение о произошедшем в фейсбуке, но позже удалил его. Он говорит, что пытался сказать правду, хотя это непросто делать там, где все друг друга знают по имени. “Я потерял друзей и нажил врагов”, - говорит Стевис. 

Когда лагеря беженцев в Эгейском море переполнились окончательно, значительно превысив свои возможности, недовольство местных жителей, считавших, что их используют как “буферную зону”, выросло пропорционально. Гнев местного населения был направлен как на центральное правительство в Афинах, так и на самих беженцев и на тех, кто отваживался им помогать. 

С начала марта вдоль сухопутной и морской границ между двумя странами наблюдается напряженное противостояние. Все чаще поступают сообщения о незаконном оттоке беженцев и мигрантов из Греции в Турцию.

Стевис пишет, что происходящее на берегах Эгейского моря вполне можно назвать необъявленной войной. "Мы видим, что лодки не достигают берегов Греции, потому что Греция их не пускает". 

То, что лодки разворачивали, уже никого не удивляло, но чтобы лодки достигали берега, а люди пропадали, такого еще не было, говорит Стевис.

На сегодняшний день судьба беженцев до сих пор неизвестна, хотя береговая охрана Турции сообщила, что 1 мая на необитаемом скалистом острове в турецких водах была обнаружена группа из 14 человек.

Две независимые журналистские журналистские организации, Bellingcat и Lighthouse Reports, недавно опубликовали подробный отчет об аналогичном происшествии рядом с близлежащим островом Самос. В ходе этого инцидента прибывшие, согласно свидетельствам, были задержаны, а затем помещены на спасательный плот без двигателя и отбуксированы греческой береговой охраной в сторону турецких вод.

Министр по вопросам миграции и член парламента Хиоса, Нотис Митаракис, заявил, что эти сообщения “не имеют отношения к действительности” ("do not exist as facts”). 

Я мог бы сделать вид, что ничего не произошло, говорит Стевис, - но произошедшее - не просто нарушение закона. Это аморально во всех отношениях, независимо от того, как вы на него смотрите: на личном, этическом, религиозном, политическом уровне. То, что случилось, ставит под угрозу жизни людей и репутацию страны."

Frank Stella, Astoria, 1958

В книге Шеймаса Хини “Смерть натуралиста” есть стихотворение “Для Командующего “Элизы”. Хини задается вопросом, кто возьмет на себя политическую ответственность за жизни, потерянные во время голода. Изучив труд историка Сесил Вудхам-Смит, он отвергает идею того, что потерянные жизни можно списать на естественные причины, но говорит о вине колониальных властей в расчетливом бездействие, которое повлекло за собой такое количество жертв. Стихотворение посвящено капитану береговой службы, обнаружившему шестерых умирающих от голода мужчин в дрейфующей лодке. Он отказывает им в еде, но позже, преследуемый видением “шестерых обломков человека из бледной кожи и костей" ("Six wrecks of bone and pallid, taunted skin") отправляет рапорт об увиденном генеральному инспектору. Инспектор отдает приказ о более эффективном распределении помощи жертвам голода в этом районе, за что получает выговор от вышестоящего начальства. Стихотворение завершает ироническая интерпретация ответа, полученного из Лондона:

Let natives prosper  by their own exertions;
Who could not swim might go ahead and sink.
“The Coast Guard with their zeal and activity 
Are too lavish” where the words, I think.

(Оставьте местным шансы справиться самим / Кто не умеет плавать, пусть утонет / Береговой патруль усерден чересчур / И щедрый слишком за чужие деньги.)

Деспина Сирри, директор Фессалонийской школы политических исследований часть своей деятельности посвящает помощи беженцам, оказавшимся в Греции. Деспина говорит, что эти люди исключены из жизни на нескольких уровнях: по ним ударил кризис Covid-19, они остались без дома, они – разрушенная мечта большой Европы, их не принимает пространство, они чужие в чужом доме, многим нет места даже в лагерях беженцев и они живут в парках без крыши над головой, у них нет доступа к помощи и нет надежды получить работу или доступ к учебе – но несмотря на всё это большинство из них не отчаиваются. 

Деспина спрашивает: как так случилось, что мир оказался полностью управляем интересами рыночной экономики, и выбор между помощью тем, у кого нет шанса, и получением выгоды стал таким легким? И как нам теперь выйти за рамки конструктов под названием “место рождения”, “национальность”, “место жительства”, чтобы дать шанс тому, кто не похож на тебя, и кому тяжелее, чем тебе. 

Игорь Померанцев в интервью “Kyiv Daily” говорит о себе: “Без всякой патетики, но не без гордости я могу назвать народ, к которому принадлежу уже больше тридцати лет. Мой народ – это перемещенные лица, политэмигранты, беженцы, бродячие собаки Европы. Я – патриот.”

Может быть, если мы всегда будем держать в сознании мысль о том, что мы всена этой планете “временные перемещенные лица”, нам будет легче понять другого, протянуть руку тому, кому труднее. Если даже не из чистого альтруизма, то из веры в здравый смысл и “золотое правило” – поступай с другим так, как хочешь, чтобы поступили с тобой.