библиотека статьи

Солидарность, которая никуда не уходила

Пандемия не разделила, как утверждают скептики, а, наоборот, стала для европейцев мощным объединяющим фактором, свидетельствуют данные проекта «Европейский трекер солидарности» (European Solidarity Tracker), собиравшего со всего континента примеры взаимопомощи между государствами-членами Евросоюза, институтами ЕС и европейским гражданским обществом. 

В понятие «солидарности» исследователи Европейского совета по международным отношениям (ECFR), запустившие этот проект, включали предоставление медикаментов, помощь с медицинским персоналом и прием пациентов для лечения из других государств-членов; финансовую и экономическую поддержку; трансграничные инициативы гражданского общества и частные пожертвования в пользу общеевропейских целей. Такие меры, как репатриация европейцев, оказавшихся за границей, в исследовании не учитывались. В проекте использовались только общедоступные источники, собранные исследователями ECFR и командой Rethink: Europe. 

Gerhard Richter for Amnesty International, Cut, 2018

27 марта 2020 года стало самой мрачной датой в Италии за время коронавирусного кризиса — в этот день 919 итальянцев умерли от Covid-19, пишут исследователи ECFR Клэр Буссе и Рафаэль Лосс. Большинство жертв, вероятно, заразились вирусом около двух недель назад, примерно в то же самое время, когда посол Италии в ЕС Маурицио Массари публично выразил свое разочарование по поводу ограничений на экспорт и закрытия границ. Ранее итальянское правительство призывало к европейской солидарности на фоне вспышки инфекции в северных районах Ломбардии и Венето. «Пришло время для ЕС выйти за рамки привычных консультаций, заменив их быстрыми, конкретными и эффективными действиями», — заявил 10 марта Массари.

Призыв Массари не был проигнорирован. Вскоре в Италию стали поступать предметы первой необходимости, и количество случаев заражения стало снижаться. Как показывает трекер ECFR, к концу мая Австрия, Чехия, Дания, Эстония, Франция, Германия, Венгрия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения и Швеция отправили на помощь Италии сотни тысяч защитных масок и команды медицинских работников.

В эти первые недели распространения вируса в Европе понятие «солидарности» было связано со здоровьем — в самом прямом смысле этого слова. По мере того, как медицинские работники по всей Европе узнавали о новой инфекции больше, политики могли применять более эффективные и целенаправленные меры, чтобы сдерживать ее распространение. В то же время последствия для европейских экономик, вызванные кризисом в сфере здравоохранения, локдауном и ограничениями в передвижениях,  стали болезненно очевидными. Спустя четыре месяца кризиса европейские лидеры выступают за солидарность в решении экономического кризиса и призывают действовать по общему плану восстановления экономик. Европейская комиссия, Франция, Германия и «скромная четверка» (в нее входят Австрия, Дания, Нидерланды и Швеция) уже формулируют свои предложения по восстановлению с позиций солидарности.

«Европейский трекер солидарности» демонстрирует, что сообщения о провале европейского проекта были сильно преувеличены. Да, у ЕС действительно нет реального мандата влиять на политику общественного здравоохранения; стран-членов нельзя было обязать дать совместный ответ пандемии. Верно и то, что мартовское заявление президента Европейского центрального банка Кристин Лагард о том, что ЕЦБ не будет закрывать спреды государственных облигаций Италии, спровоцировало резкое падение европейских фондовых рынков и привело итальянцев в ярость.

В то же время Европейская комиссия поспешила напомнить Франции, Германии и другим странам ЕС, что односторонние ограничения на экспорт медикаментов поставят под угрозу любой коллективный европейский ответ. Она также приостановила действие Пакта о стабильности и росте (базовое соглашение между государствами ЕС о налоговой и бюджетной политике, ограничивающее уровень дефицита бюджета стран еврозоны 3% ВВП, уровень госдолга — 60% ВВП), заложила основу для перераспределения структурных фондов и приняла временные рамки для мер государственной помощи. Это позволило государствам-членам отойти от жестких бюджетных требований и привлечь дополнительные средства для реагирования на кризис. Тем не менее, общее разочарование по поводу первоначальных действий сохранилось.

Президент Европейской комиссии Урсула фон дер Лейен — редкий для большой политики случай — принесла «сердечные извинения» гражданам ЕС. Черпая вдохновение у жителей Европы, «стоящих вместе — с сочувствием, смирением и человечностью», она взяла на себя обязательство активнее участвовать в формировании и координации реакции европейцев на коронавирусный кризис. Один из таких примеров — ее недавнее предложение о восстановлении экономики на сумму 750 миллиардов евро. У ЕС амбициозные планы: «Соглашение о Фонде восстановления и многолетнем бюджете ЕС откроет путь к экономическому восстановлению Европы и облегчит переход к зеленой и цифровой экономикам».

Еще один важный вывод — европейская солидарность в связи с кризисом коронавируса была всеобъемлющим явлением. Обычно участие европейских стран в совместных предприятиях напрямую связано с влиянием, которое они рассчитывают получить — более мелкие государства-члены и гражданское общество имеют тенденцию появляться только на полях большинства историй. Но на этот раз трекер показывает, что все было иначе.

Эстония и Литва отправили несколько тонн средств индивидуальной защиты и медицинских дезинфицирующих средств в Испанию и Италию через Евроатлантический координационный центр НАТО по реагированию на стихийные бедствия. Люксембург был первым государством-членом ЕС, которое приняло у себя беспризорных детей из переполненных лагерей беженцев в Греции, ставших очагами коронавируса. Бельгийский военный офицер участвовал в операции Résilience на борту французского вертолетоносца Mistral, чтобы помочь местным органам власти в Индийском океане в их борьбе с пандемией до июля. Португалия по просьбе правительства Люксембурга планирует отправить 15 учителей языка поддержать своих коллег до конца года и помочь своевременному открытию начальных школ в Люксембурге. Венгрия также попала в заголовки: она отправила множество средств индивидуальной защиты в соседние страны, однако большая часть была направлена ​​этническим венгерским общинам; Румыния обвинила Венгрию в «этнической дискриминации» и обнажила инструментальную солидарность в политических целях.

Для многих европейцев солидарность стала глубоко личным делом. Пытаясь поднять настроение соседям, итальянцы выходили на балконы, чтобы вместе играть музыку и петь песни. В знак солидарности многие по всей Европе, в том числе группа немцев в Бамберге, присоединились к исполнению «Bella Ciao». Йозеф Пруса из Чехии разработал дизайн с открытым исходным кодом для изготовления лицевых экранов с помощью 3D-печати — сейчас производители производят их для медицинских работников по всей Европе. Наконец, коллектив балтийских стартапов, в том числе при поддержке Европейской комиссии и компании SpaceX, организовал глобальный виртуальный хакатон для разработки творческих и практических решений проблем, связанных с пандемией.

***

Первой реакцией национальных правительств на пандемию стало закрытие границ и ограничение на экспорт медикаментов. Но кризис продолжал развиваться, постепенно приобретая все более удручающие масштабы. Быстро стало ясно, что одно государство-член или группа стран в одиночку не могут позволить себе быть полностью суверенными в условиях кризиса. Результаты исследования ECFR свидетельствуют о глубокой взаимосвязи европейских народов, которые, несмотря на разногласия, способны противостоять общей опасности. Все это противоречит утверждениям о провале европейского проекта.