библиотека статьи

Антониу Гутерриш: Зачем миру новый общественный договор?

Кризис COVID-19 как никогда обострил проблему неравенства: он вызвал глубочайшую со времен Второй мировой войны глобальную рецессию и самое серьезное падение доходов с 1870 года. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш 18 июля выступил с ежегодной лекцией в память о Нельсоне Манделе, посвятившем свою жизнь борьбе с неравенством. Антониу Гутерриш рассказал, как бороться с неравенством сегодня, почему решение этой проблемы должно начаться с международных организаций и на чем должен строиться новый общественный договор. Приводим самые важные фрагменты из его выступления. 

Herbert Bayer, Metamorphosis 

Для меня большая честь почтить вместе с вами память Нельсона Манделы, выдающегося мирового лидера, активиста и образца для подражания. <...> Мне посчастливилось встретиться с Нельсоном Манделой несколько раз. Я никогда не забуду его мудрость, решимость и сострадание, которыми были пронизаны все его слова и поступки. <...> Мандела провел в тюрьме 27 лет… Но он никогда не позволял этому опыту взять верх над ним или его жизнью. Нельсон Мандела поднялся выше своих надзирателей, освободив миллионы южноафриканцев и став всеобщим источником вдохновения и выдающимся человеком нашего времени. Он посвятил свою жизнь борьбе с неравенством, которое в последние десятилетия достигло критических масштабов во всем мире и представляет растущую угрозу для нашего будущего.

COVID-19 наглядно иллюстрирует эту несправедливость. Мир находится в смятении. Экономика — в свободном падении. Мы оказались поставлены на колени... микроскопическим вирусом. Пандемия показала хрупкость нашего мира. Она обнажила риски, которые мы игнорировали на протяжении десятилетий: слабые системы здравоохранения; пробелы в социальной защите; структурное неравенство; ухудшение состояния окружающей среды; климатический кризис.

Целые регионы, добившиеся прогресса в деле искоренения нищеты и сокращения неравенства, за несколько месяцев были отброшены назад на годы. Вирус представляет наибольшую опасность для самых уязвимых: для тех, кто живет в нищете, для пожилых людей, а также для людей с инвалидностью и уже имеющимися заболеваниями. <...> В некоторых странах неравенство в области здравоохранения усугубляется тем, что частные больницы, а также предприятия и даже отдельные лица забирают себе бесценное оборудование, которое срочно необходимо каждому. Это трагический пример неравенства. <...> Мы столкнулись с самой глубокой глобальной рецессией со времен Второй мировой войны и самым серьезным падением доходов с 1870 года. Еще сто миллионов человек могут быть ввергнуты в крайнюю нищету. На наших глазах может возникнуть голод исторических масштабов.

COVID-19 сравнивают с рентгеновским лучом, обнаруживающим трещины в хрупком скелете обществ, которые мы построили. Он высвечивает повсеместные заблуждения и ложь: ложь о том, что свободные рынки могут обеспечить здравоохранение для всех; выдумку о том, что неоплачиваемая работа по уходу — это не работа; иллюзию того, что мы живем в пострасистском мире; миф о том, что все мы в одной лодке. На самом деле, хотя все мы оказались в одном море, очевидно, что одни бороздят его на суперъяхтах, в то время как другие цепляются за плавающие обломки. <...>

Более 70 процентов населения мира живет в условиях растущего неравенства в доходах и богатстве. Двадцати шести самым богатым людям в мире принадлежит столько же благ, сколько половине населения планеты. Вместе с тем неравенство измеряется не только доходами, заработной платой и богатством. Шансы людей преуспеть в жизни зависят от их пола, семейного и этнического происхождения, расы, наличия или отсутствия у них инвалидности и других факторов. <...>

Еще до пандемии COVID-19 многие люди во всем мире понимали, что неравенство подрывает их жизненные перспективы и возможности. <...> Повсюду женщины призвали положить конец одному из наиболее вопиющих примеров гендерного неравенства: насилию, совершаемому влиятельными мужчинами в отношении женщин, которые просто пытаются выполнять свою работу. Антирасистское движение, распространившееся из Соединенных Штатов по всему миру после убийства Джорджа Флойда, является еще одним признаком того, что люди устали: устали от неравенства и дискриминации, на основании которой к людям относятся как к преступникам из-за их цвета кожи; устали от структурного расизма и систематической несправедливости, которые лишают людей их основных прав человека. Эти движения указывают на два исторических источника неравенства в нашем мире: колониализм и патриархат. Глобальный Север, в частности мой родной европейский континент, на протяжении веков насаждал колониальное управление во многих странах глобального Юга путем насилия и принуждения. Колониализм породил огромное неравенство внутри стран и между ними, в том числе ужасы трансатлантической работорговли и режима апартеида здесь, в Южной Африке.

Создание Организации Объединенных Наций после Второй мировой войны было основано на новом глобальном консенсусе в отношении равенства и человеческого достоинства. По миру прокатилась волна деколонизации. Но давайте не будем себя обманывать. Наследие колониализма еще дает о себе знать. Мы видим это по экономической и социальной несправедливости, по росту преступлений на почве ненависти и ксенофобии; по сохраняющемуся институционализированному расизму и идее превосходства белой расы. Мы видим это в глобальной торговой системе. Страны, которые были колонизированы, в большей степени подвержены риску оказаться ограниченными производством сырья и низкотехнологичных товаров — новой форме колониализма. И мы видим это в глобальных властных отношениях. Африка стала двойной жертвой. Во-первых, как объект колониального проекта. Во-вторых, африканские страны недопредставлены в международных учреждениях, которые были созданы после Второй мировой войны, до того как большинство из них обрело независимость.

Страны, преуспевшие 70 лет назад, отказываются рассматривать реформы, необходимые для изменения властных отношений в международных учреждениях. В качестве примера можно привести состав Совета Безопасности Организации Объединенных Наций и советов директоров учреждений бреттон-вудской системы и право голоса в них.

Неравенство начинается с самого верха: в мировых учреждениях. Решение проблемы неравенства должно начинаться с их реформирования.

При этом давайте не будем забывать еще об одном серьезном источнике неравенства в нашем мире — тысячелетиях патриархата. Мы живем в мире, где доминируют мужчины, и в культурной среде, в которой доминируют мужчины. Повсюду женщины находятся в худшем положении, чем мужчины, просто потому, что они женщины. Неравенство и дискриминация являются нормой. Насилие в отношении женщин, включая фемицид, приобрело масштаб эпидемии. <...>

Заглядывая в будущее, можно сказать, что XXI век будет определяться двумя кардинальными изменениями: климатическим кризисом и цифровыми преобразованиями. И то, и другое может еще больше усилить неравенство. <...> 

Доверие к институтам и лидерам уменьшается. С начала 1990-х годов явка избирателей во всем мире снизилась в среднем на 10 процентов. Люди, которые чувствуют себя маргинализованными, уязвимы перед аргументами, согласно которым в их бедах виноваты другие, особенно те, кто выглядит или ведет себя по-другому.

Однако популизм, национализм, экстремизм, расизм и поиск виноватых будут лишь порождать новое неравенство и разделение внутри общин и между ними; между странами, между этносами, между религиями. <...> 

COVID-19 — это трагедия для всего человечества. Но она также дает нам редкий шанс. Возможность построить более равноправный и устойчивый мир.

Реагирование на пандемию и на предшествовавшее ей повсеместное недовольство должно основываться на Новом общественном договоре и Новом глобальном договоре, которые создают равные возможности для всех и обеспечивают уважение прав и свобод каждого.

Новый общественный договор внутри общества позволит молодежи жить в достойных условиях; обеспечит женщинам те же перспективы и возможности, что и мужчинам; и защитит больных, уязвимых и представителей различных меньшинств. Образование и цифровые технологии должны быть двумя мощными факторами, открывающими и уравнивающими возможности.

«Образование — это самое мощное оружие, с помощью которого можно изменить мир». Как всегда, Нельсон Мандела заявил об этом первым.

Правительства должны уделять приоритетное внимание равному доступу к образованию <...> Чтобы обеспечить качественное образование для всех, нам необходимо к 2030 году более чем вдвое увеличить расходы на образование в странах с низким и средним уровнем дохода, доведя их до $3 трлн в год.

Правительствам необходимо уделять приоритетное внимание инвестициям в цифровую грамотность и инфраструктуру. Обучение тому, как учиться, адаптироваться и осваивать новые навыки, будет иметь решающее значение. Цифровая революция и искусственный интеллект изменят характер работы, а также взаимосвязь между работой, отдыхом и другими видами деятельности, некоторые из которых мы не можем себе сегодня даже представить. В «дорожной карте» в области цифрового сотрудничества, представленной в Организации Объединенных Наций в прошлом месяце, содержится концепция достижения инклюзивного, устойчивого цифрового будущего путем подключения к интернету к 2030 году оставшихся четырех миллиардов человек. Организация Объединенных Наций также запустила инициативу Giga — амбициозный проект, целью которого является подключение к интернету каждой школы мира. <...>

Правительствам следует также сместить акцент при взимании налогов с заработной платы на выбросы углерода. Обложение налогом не людей, а выбросов углерода позволит увеличить объемы производства и повысить занятость при одновременном сокращении выбросов.

Мы должны разорвать порочный круг коррупции, которая является одновременно причиной и следствием неравенства. Коррупция ведет к сокращению и растрате средств, выделяемых на социальную защиту, ослабляет социальные нормы и верховенство права. Для борьбы с коррупцией необходима подотчетность. Лучшей гарантией подотчетности является активное гражданское общество, включая свободные, независимые средства массовой информации и ответственные социальные сети, способствующие проведению конструктивных дискуссий. <...>

Новая модель глобального управления должна основываться на всестороннем, всеохватном и равном участии в работе мировых учреждений. 

В противном случае мы столкнемся с еще большим неравенством и отсутствием солидарности, подобными тем, которые мы наблюдаем сегодня в ходе разрозненного глобального реагирования на пандемию COVID-19. Развитые страны вкладывают значительные средства в обеспечение своего собственного выживания в условиях пандемии. Однако они не смогли оказать поддержку, необходимую, чтобы помочь развивающимся странам пережить это опасное время. 

Новый глобальный договор, основанный на справедливой глобализации, на уважении прав и достоинства каждого человека, на жизни в гармонии с природой, на учете прав будущих поколений и на успехе, измеряемом не столько экономическими показателями, сколько достижениями в гуманитарной сфере, является лучшим способом изменить эту ситуацию.

Всемирный процесс консультаций, приуроченный к 75-й годовщине Организации Объединенных Наций, ясно показал, что люди хотят иметь систему глобального управления, отвечающую их интересам. Развивающиеся страны должны иметь гораздо более весомый голос в процессе принятия решений на глобальном уровне.

Нам также необходима более всеохватная и сбалансированная многосторонняя торговая система, которая позволяла бы развивающимся странам продвигаться вверх по глобальным производственно-сбытовым цепочкам. Необходимо предотвращать незаконные финансовые потоки, отмывание денег и уклонение от уплаты налогов. Крайне важно достичь глобального консенсуса в отношении ликвидации налоговых убежищ.

Мы должны прилагать совместные усилия по интеграции принципов устойчивого развития в процесс принятия финансовых решений. Финансовые рынки должны быть полноправными партнерами в деле перенаправления потока ресурсов от «коричневой» и «серой» экономики к экономике «зеленой», устойчивой и справедливой. <...>

Нельсон Мандела говорил: «Одна из сложных задач нашего времени... заключается в том, чтобы заново закрепить в сознании нашего народа чувство человеческой солидарности, то чувство, что мы живем в этом мире друг для друга и благодаря друг другу». В условиях пандемии COVID-19 этот посыл актуален как никогда. Мы принадлежим друг другу. Мы будем держаться друг друга или погибнем.

Сегодня, в демонстрациях за расовое равенство, в кампаниях против языка ненависти, в борьбе людей, отстаивающих свои права и интересы будущих поколений, мы видим, как зарождается новое движение. Это движение отвергает неравенство и разобщение и объединяет молодежь, гражданское общество, частный сектор, города, регионы и другие заинтересованные стороны под эгидой политики за мир, за нашу планету, за справедливость и права человека для всех. Оно уже меняет ситуацию.

Теперь решение за мировыми лидерами. Уступим ли мы хаосу, разобщению и неравенству? Или мы исправим ошибки прошлого и будем двигаться вперед вместе, на благо всех? Мы достигли переломного момента. Но мы знаем, на какой стороне истории мы находимся.