библиотека статьи

2019 - год, говоривший о достоинстве

Доминик Моизи, особый советник Института Montaigne в Париже, автор книг La Géopolitique des Séries ou le triomphe de la peur ("Геополитика сериалов или триумф страха") и "Геополитика эмоций", считает, что если прокатившаяся по миру в минувшем году волна протестов имеет под собой какие-то общие основания, это запрос на достоинство и уважение. Люди выходят на улицы, потому что чувствуют: безответственные политические элиты слишком долго не принимали их во внимание.

Katharina Fritsch 7th Poster (Ibiza) (for Parkett, no. 100_101) 2006, published 2017

Katharina Fritsch 7th Poster (Ibiza) (for Parkett, no. 100_101) 2006, published 2017

Также как в 1848, 1968, 1989 и 2010-2012 годах в 2019-м волны протестов застали мир врасплох. События в Бейруте, Сантьяго, Гонконге, Алжире, Багдаде стали неожиданностью для правительств этих стран и продолжают набирать силу. Однако несмотря на соблазн подобрать исторические сравнения, восстания 2019 года сильно отличаются от подобных им восстаний прошлого.

Моизи пишет, что 10 лет назад, говоря о протестах в Тунисе, Египте, Ливии, Сирии и других арабских странах, на Западе часто вспоминали “весну народов” 1848 года. Аналогичным образом многие ливанцы, с которым он познакомился в Катаре, считают, что сейчас начался новый этап “арабской весны” – только уже в глобальном масштабе, и эта мысль вселяет в них в равной степени возбуждение и тревогу. Также сегодняшние протесты многим напоминают май 1968-го года, особенно своей юностью, спонтанностью и отсутствием конкретных лидеров. Но, как любой исторический процесс, события 2019-го должны рассматриваться отдельно, в собственном контексте.

В 1968-м году сочетание скуки и революционного утопизма вывело молодых людей на уличные баррикады в Париже. В 1989-м надежда на свободу и процветание мобилизовала протесты, которые смели коммунистические режимы. Но в 2019-м на смену мечтам и надеждам пришли ярость и отчаяние. Причем даже в тех странах, где существовала вероятность улучшения ситуации (например, Судане и Алжире).

Если в протестах 2019 года и было что-то общее, это – запрос на достоинство. Люди вышли на улицы, потому что они хотели вернуть к себе уважение. Они чувствуют, что коррумпированные политические элиты, бесконечно далёкие от общества, слишком долго пренебрегали их интересами и игнорировали их.

Спусковые крючки разных протестов - будь то налог на использование WhatsApp в Ливии или подорожание тарифов на проезд в метро Сантьяго - часто оказывались вторичными или вообще малозначимыми факторами. Неважно, была ли изначальная причина волнений экономической (как в Ливии и Чили) или политической (как в Гонконге), власть каждый раз оказывалась застигнутой врасплох и реагировала с опозданием. Но и сами протестующие, казалось, были поражены собственной мобильностью, количеством и силой. Начав с протеста против нового налога, они обнаруживали себя требующими свержения режима.

Камилло Кавур, архитектор итальянского Рисорджименто, национально-освободительного движения за объединение раздробленной Италии в XIX веке, однажды отметил, что реформы, проведённые вовремя, ослабляют революционный дух, а реформы, которые проводятся слишком поздно, напротив, только подпитывают народный гнев.

Сегодня политические лидеры, слишком долго отказывавшиеся от компромиссов, охвачены паникой. Сейчас они, скорее всего, были бы готовы пойти на уступки – показательно, как в Ливии, или символически, как в Чили. Но большинство протестующих уже воспринимает любые действия власти как слишком запоздалые и слишком незначительные.

Ещё больше усложняет проблему то, что протесты происходят на фоне роста авторитарных режимов и беспрецедентной геополитической нестабильности, подпитываемой выходом США из проекта поддержки демократии в других странах. Беспорядки на улицах и ощущение общей нестабильности усиливают друг друга.

В Ливии протестующие различных конфессий объединились под лозунгом “Мы – один народ”, тем самым бросая вызов сложным отношениям между сектами, долгое время формировавшим политику страны. Но пока неясно, удастся ли этому протесту перетасовать геополитические карты, как в своё время удалось протестам в Восточной Германии в 1989-м или в Сирии в 2011-м.

Протестующие по всему миру выходят на улицы против систем, которые часто прогнили на корню и уже не подлежат реформированию. Но создать новый, более честный и более стабильный порядок – исключительно сложная задача.

В силу этого 2019-й может стать продолжением “неоконченной весны” 2010-2012 годов. Но любая попытки предсказать исход на этом этапе остаются не более чем домыслами. Будущее – как и всегда в такие исторические моменты – открыто.

Моизи утверждает, что уникальность сегодняшнего протеста в его запросе на достоинство. Мы знаем много примеров, когда в руках власти концентрируются материальные ресурсы, но власть не ограничивается обладанием материальным и пытается заявить права собственности на свободу и достоинство своих граждан. Но так же мы знаем, что права человека на свободу и достоинство неотъемлемы. Поэтому вступил в право тот, кто заявил о нём, осознал его. И будущее - на их стороне.

Читать статью по-английски


Моизи Доминик

другие статьи:

Популизм — это прошлое, которое возвращается, мстительно упиваясь собой

Березкина Инна

другие статьи:

Сила детей, "ностальгия", будущее фейсбука, Рукзит и "Чернобыль": обзор англоязычных СМИ, выпуск №1

Турция, Сахаров, Мандела и искусственный интеллект: обзор англоязычных СМИ, выпуск №2

Иван Крастев: Европессимизм

Протесты в Гонконге, Оруэлл и Конец света: обзор англоязычных СМИ, выпуск №3

США vs Иран, Меркель, стены и гражданское общество: обзор англоязычных СМИ, выпуск №4

Греция, защитницы планеты и неустаревающий либерализм: обзор англоязычных СМИ, выпуск №5

Как “никогда больше” превращается в “это может случиться здесь”

Это было понятно ещё в 1943-м. “Et alors?”

Мир, который мы знали, подходит к концу

Волны антилиберализма в Центральной и Восточной Европе идут на убыль

Живая цепь - из 1989 в 2019

Когда правоохранительные органы выходят из-под контроля в либеральных демократиях

Томас Манн против Гитлера

Пять подростков, изменивших мир

Это не только про климат

Как Хайек, Поппер и Шумпетер ответили тирании

Демократия: баланс на грани

Как либерализм в Восточной Европе стал “богом, который обманул”

О взаимозависимости сегодня и всегда

Как заканчивалась Холодная война. Арчи Браун о Рейгане, Тэтчер и Горбачеве

Разговор о политике в эпоху сенсаций

Семь последствий пандемии коронавируса

Холодный душ как возможность расширить измерение гражданского

Шансы на выход

Нет дороги назад

Джордж Сорос: Это кризис всей моей жизни

Как помочь этому городу устоять

Потому что жизнь имеет значение

Временные и перемещённые

Касается ли меня этот мир

Осознанность для перемен

Прав ли Фукуяма и откуда нам ждать опасность