Медиатека -Видео

Другие материалы по темам

«Маковое дело» и судебная экспертиза: силовики против ученых

5 апреля 2019 года Сахаровский центр и газета “Троицкий вариант” провели дискуссию о “маковом деле”.

Оно началось в 2010 году, когда ныне расформированная ФСКН арестовала 42 тонны кондитерского мака, импортированного из Испании: дескать, в них содержится 295 гр. морфина и 205 гр. кодеина. Импортер мака попросил подготовить экспертизу: бывает ли пищевой мак без алкалоидов опия? Подготовленный Ольгой Зелениной ответ был для силовиков неприятной неожиданностью: он в корне подрывал возбужденные против бакалейщиков уголовные дела. И Зеленину обвинили в пособничестве контрабанде наркотиков. Дело тянулось 8 лет. В нём есть 182 физико-химические экспертизы, в которых написано, что пищевой мак — не наркотик. Тем не менее обвинительное заключение составило 138 тыс. страниц, 13 подсудимым грозили реальные сроки, и их полное оправдание этой зимой показалось чудом.

Дело Ольги Зелениной стало знаковым; за её оправдание активно боролись и российские, и иностранные ученые. Однако радоваться рано: независимые эксперты всё чаще оказываются под ударом. Их заключения мешают силовикам фальсифицировать дела. Ведомственные эксперты всегда могут проштамповать необходимые следствию тезисы обвинения. А если независимый эксперт утверждает иное — тем хуже для него. По мере того, как университеты и академические институты лишаются остатков самостоятельности, давление на независимых экспертов становится всё более сильным. Как с этим бороться? Могут ли ученые защитить себя и отстоять ценность академических свобод?

В дискуссии принимали участие:

Елена Новожилова, лектор Школы гражданского правозащитника;
Дмитрий Дубровский, доцент факультета социальных наук НИУ ВШЭ;
Андрей Заякин — физик, сооснователь вольного сетевого общества «Диссернет», редактор дата-отдела «Новой газеты»;
Ярослав Кудрявцев, завлабораторией Института нефтехимического синтеза им. А.В.Топчиева;
Анна Паничева - адвокат Московской коллегии адвокатов "Адвокатское партнерство", доцент кафедры уголовно-процессуального права МГЮА имени О.Е. Кутафина;
Андрей Ростовцев — физик, сооснователь вольного сетевого общества «Диссернет»;
Сергей Шаров-Делоне — правозащитник.
Модератор дискуссии - Борис Грозовский, обозреватель.

Смотреть видео

Основные тезисы (автор - Таисия Шенцева):

Вводное слово Бориса Грозовского (0:03-0:14)

Проблема в правовой норме (0:14-0:35)

Гладышев: Маковые дела появились в 2005-2006 годах, потому что отменили советский гост, допускающий до 3% маковой примеси. ФСКН – это первая служба, которая имела право создать законы под себя, чем они и воспользовались.

Сейчас существует правовая неопределённость в части регламентации оборота наркотических веществ: любого человека, у кого в кармане есть сушки с маком, можно привлечь к уголовной ответственности.Рабочая группа, куда входила и Зеленина, намеривались изменить законодательство. Это и стало основанием для открытие уголовного дела. 

Судебные экспертизы штампуют (00:35-00:57)

Заякин: 228 входит в топ-5 самых дублицированных статей.Существуют суды-фабрики приговоров по аналогии с фабриками диссертаций, которые отслеживает диссернет. 

Гладышев: Качество экспертизы низкое. Когда экспертов вызывают на допрос, суду становится понятно, что это халтура, но они не всегда хотят с этим разбираться, потому что судебная система ангажирована системой обвинения.

Ростовцев: В маковых делах есть коммерческий интерес. Силовые органы контролируют эту сферу. Исследования не проводят для экспертизы, на самом деле, они есть только на бумаге.

Нужно воспитать сильную защиту (0:57-1:08)

Шаров-Делоне:Экспертиза всего лишь одно из доказательств, но если суд в деле не понимает, то он снимает с себя ответственность.

Гладышев:Проблема в том, что отсутствует межведомственная рецензия.Нужно воспитать сильную защиту, практика показывает, что можно добиться проведение повторной экспертизы или отмены приговора. 

Проблема независимости (1:08-1:31)

Дубровский: Не понятно, как люди, которые принадлежат к МВД, могут проводить экспертизу. Из гуманитарной экспертизы вытравляются любые независимые голоса, особенно боятся независимых людей из академии, потому что к академическому знанию большое уважение.

Экспертизу назначает только суд, но сторона может пригласить специалиста.  Авторитет специалиста в суде ниже, он должен доказать, что обладает экспертным знанием.

Гладышев:У специалистов, в отличие от экспертов, нет доступа к веществу, они анализируют только заключение, но это не должно подрывать доверие к его мнению, потому что судья ведь тоже делает выводы только на основе заключения эксперта.

Дубровский: Экспертов очень мало, а следственный комитет имеет право аккумулировать вокруг себя нужных экспертов.

Как можно изолировать эксперта от давления (1:31-1:40)

Паничева:

  1. Повышать статус эксперта, делать спец.субьектом, как адвокатов.

  2. Учёный не должен сидеть сложа руки. Эксперт должен говорить о давлении, о нем можно и нужно заявлять в прокуратору.

Как судить высказывания (1:40-1:54)

Паничева: Эксперты обязаны знать криминалистическую теорию и теорию производства судебной экспертизы.

Дубровский:Опасно ли высказывание, должен решать суд или общество, а не человек с экспертным знанием. Высказывание не опасно, если никто кроме экспертов не видит в нем проблемы.

Шаров-Делоне:Нельзя судить за слова, только за действия, которые последовали из-за этих слов.

Нужно разработать методику (1:54-2:02)

Гладышев:Существует экспертный центр и лицензионная комиссия, целью которой является оценка экспертиз, но за два года существования в нее никто ещё не обратился.

Ни одна экспертная методика не утверждена минюстом России. Все методики должны быть опубликованы, тогда появится возможность оценить их научную составляющую. Вместе с академией наук мы проанализируем эти методики, и многие из них будут зарублены.

О тёмной стороне экспертизы (2:02-2:20) 

Кудрявцев: Ученых в экспертизе мало, потому что они не бойцы.

Что бы победило зло, добро просто должно отойти в сторону  (2:20-2:40)

Заякин: Те же люди, что торгуют диссертациями, могут торговать экспертизами, и в этом виноваты те, кто халатно относится к допуску этих людей в профессию.

Дубровский: Ученые не хотят идти на риски, но что бы победило зло, добро просто должно отойти в сторону

Шаров-Делоне: Академия ничем не лучше. Все проблемы от того, что нет гражданского общества в стране.

Вопросы и ответы (2:40-2:56)

Грозовский Борис

другие видео:

Презентация книг, выпущенных Школой гражданского просвещения в 2018 году

Сто кровавых дней в Руанде: дискуссия и презентация книги

Говорит и показывает Россия

Танцы с Путиным: россиянам начинает надоедать?

Как победили деревню: дискуссия и презентация книги о демографических потерях коллективизации

Как из местных конфликтов в России рождается публичная политика

Холодное лето-2019: как московские выборы изменили Россию

Беслан был вчера

Советские мифы и их развенчание

Свобода, публичная роль и ответственность интеллектуалов

Бить, сажать, штрафовать: репрессии как ответ на пробуждение интереса к политике

Кейс Греты: почему молодежь идет в политику?

Невиновные под следствием: дискуссия и презентация книги

Природа зла: лекция и презентация книги Александра Эткинда

Правозащитный Голубой огонек от Сахаровского Центра и журнала DOXA

Недостойное правление: политика в современной России

Как мы не стали бандой: презентация романа Глеба Черкасова

Философия и политэкономия аниме

Игра престолов и социальные науки

Историки и историческая политика: исследование ВИО

Запрещённая память чеченских войн

Глобальная пандемия: Михаил Комин об управленческих вызовах

Вирусная конспирология: как рождаются мифы о covid-19

Лукашевский Сергей Маркович

другие видео:

Как нам остаться онлайн? Вызовы и возможности гражданского общества в сети

Политические заключённые в России в 2019 году: практики репрессий, методы защиты, международная солидарность

Конференция "Российские реалии: государство, социум, гражданское общество". Вступительные слова С. Лукашевского и Я.Рачинского

Дубровский Дмитрий Викторович

другие видео:

Muggle life matters: “Гарри Поттер” глазами правозащитника

Состояние и проблемы российской высшей школы

Сентиментальное чтиво: литература и изобретение прав человека