библиотека статьи

Это не только про климат

Имя Греты Тунберг на слуху с начала 2018 года, а после участия девочки в Давосском форуме в конце января с каждым днём стало появляться всё чаще не только в локальной, но и в глобальной повестке дня.

После выступления Греты в ООН в начале недели трудно найти человека даже в российском сегменте интернета, который не знал бы о Грете и не имел бы о ней и её кампании своего мнения. Мы писали о Грете и других подростках, меняющих мир, ещё в апреле. С тех пор о ней написали буквально все ведущие мировые СМИ, а в последние дни и вовсе кажется, что все говорят только о ней.

В своей колонке в The New Yorker Маша Гессен называет Грету не просто активисткой в борьбе с изменениями климата, но и символом.

В последние годы в климатическую повестку включилось очень много молодых людей. Многие из них участвовали в саммите по климату на прошедшем в понедельник 23 сентября заседании ООН. Всё это время молодые активисты пытались донести до политиков и общества очевидное - планета и жизнь будущих поколений в опасности.

Одна из таких активисток Кесли Юлиана из Юджина, штат Орегон. Сейчас ей 23, но известна она стала ещё в подростковом возрасте благодаря своей последовательности и изобретательности в протестной деятельности. В 15 лет она подала в суд на губернатора Орегона, а в 19 стала ведущей истицей в деле “Юлиана против США”, которое находится в судах уже 4 года и по последней информации было заторможено в результате возражений со стороны администраций сначала президента Обамы, а затем Трампа. В этом деле правительство США обвиняется в бездействии в отношении проблем, связанных с климатом и, как следствие, нарушении прав молодых людей, гарантированных им Конституцией.

Молодёжное движение Sunrise (“Рассвет”), было организовано в 2017 году, за год до того, как Грета Тунберг начала прогуливать школу, протестуя на ступеньках здания шведского парламента в Стокгольме.

В понедельник Тунберг вместе с другими 16 детьми подала иск против стран, лидирующих в загрязнении окружающей среды.

Александрия Вильясеньор, известная своей активностью в защиту окружающей среды, выступила с критикой медиа за то, что остальные дети-активисты, подавшие иск, остаются в тени: “The other plaintiffs have names, experiences, and stories.” (У остальных истцов тоже есть имена, опыты и истории”).

Вильясеньор права в том, что Тунберг и правда имеет несоизмеримо больший объём внимания и уважения со стороны медиа и политиков, чем кто-либо из детей-активистов. Но правда и то, что она одна за год вдохновила ровесников по всему миру присоединиться к школьной забастовке, и еженедельный протест у здания парламента превратился в глобальное движение. Она стала настоящим политическим лидером, и, по мнению Маши Гессен, это произошло благодаря тому, что она представляет собой категорическую противоположность американскому президенту.

Грета — это анти-Трамп. Для неё во вселенной есть место морали. Для него - мир безнравственен. Она верит в правду, он — нигилист. Она юна, он стар. Она честна, он лжец. Она полагается на науку, он — только на своё чутьё. Она смотрит в будущее, он живёт в воображаемом прошлом.

Тунберг думает и рассуждает логично. Её посыл построен на противоречии — планета умирает, а взрослые ведут себя так, будто ничего не происходит. Абсурд, немыслимо, иррационально — но это и есть реальность. Каждый раз, когда Грета выступает, она призывает выступить против лицемерия. Она указывает на то, что взрослые говорят детям мечтать о будущем, в то время как их действия ведут к тому, что никакого будущего не будет. Она говорит, что взрослые призывают детей ходить в школу и учиться, в то время как сами отказываются от доступных научных знаний. Она доказывает фундаментальное противоречие западной политики — представление о том, что бороться с изменениями климата бессмысленно, продолжая при этом измерять успех той или иной страны показателями экономического роста. Эти две концепции несовместимы, и любой, кто утверждает обратное, говорит заведомую ложь. “Мы находимся на пороге исчезновения, а всё, о чём вы способны рассуждать — это деньги и сказки о вечном экономическом росте”, - говорит Грета на заседании ООН в понедельник. В её речи есть простые и предсказуемые установки: “Мы заставим их услышать нас”, есть поэзия: “Каждый раз, когда взрослые говорят, что мир у наших ног и что мы живём один раз, они крадут наше будущее”. В каждом предложении, которое она говорит, есть подлежащее и сказуемое, начало и конец, и что-то, что мы распознаём как правду.

На фоне Греты американский президент выглядит бледно со своими эскалациями, повторенями, уходом от фактов, нечленораздельными репликами и искажениями. Он давит на чувство, но никогда не имеет аргумента. Логика — его враг.

Тунберг и Трамп сегодня представляют два несочетаемых мировоззрения.

Тунберг говорит: “Если вы действительно понимаете, что происходит и по-прежнему отказываетесь действовать, значит, вы злые, но я отказываюсь в это верить.” Тунберг верит в способность человечества к моральному действию, и это тем важнее во время, когда у власти оказались люди, исторгающие бессмысленное и творящие зло.

Маша Гессен пишет, что Тунберг напоминает ей советских диссидентов, прорывавшихся сквозь туман поздней тоталитарной пропаганды. Диссиденты стояли на том, что слова, которые власть пыталась обессмыслить, имеют смысл. Они требовали соблюдения прав, гарантированных Советской Конституцией, например, права на мирное собрание. Все вокруг знали, что закон - пустой звук, но они вели себя так, будто закон работал. Их бросали в тюрьмы и психиатрические клиники, их выживали из страны, но они и их друзья продолжали настаивать на том, во что верили. Ровно это делает человек, который верит в моральность вселенной. У них не было доказательства того, что вселенная моральна, но настаивая на том и действуя так, будто она была моральна, они приближали лучшее будущее, делали его возможным. Их моральный авторитет держался на чистом героизме и последовательных действиях. То же самое делает сейчас Тунберг. Она не летает самолётами, она передвигается по земле. Дома в Стокгольме она пользуется велосипедом вместо общественного транспорта. Она одевается в секондхэндах. Грета выглядит моложе своих 16 лет, она похожа на девочку из школьной книжки.

И здесь многие задаются вопросом, как девочка с косичками смогла поднять такую волну реакции — не только поддержки, но и сопротивления. 

Дженнифер О'Коннелл, колумнист The Irish Times, спрашивает себя и нас, почему реакция на Грету столь резка? Как ребёнок, собравшийся спасти планету, может вызывать столько гнева?

Для людей, которые не удержались и прокомментировали шутками её путешествие в Америку на яхте, как и для всех, кто не очень хорошо понимает, что происходит, нужно сказать — это не художественная акция или сакральные действия, это — акция протеста. Если мы сами хотим участвовать в спасении планеты, нам не обязательно плыть на яхте в Америку. Как Грета пишет в одном из своих сообщений, мы всего лишь должны “делать то, что можем, с теми, с кем можем, чтобы изменить всё, что мы можем изменить”.

Отчасти гнев, который вызывает Грета, можно объяснить. Изменения климата внушают ужас, Амазония горит, саванна в огне, арктические льды тают, уровень моря неумолимо поднимается. Каждый следующий ураган будет ещё более смертоносным, как и каждый следующий лесной пожар и наводнение и засуха. В такой ситуации сознанию проще отрицать факты, чем посмотреть правде в глаза. К тому же нам не нравится признавать, что мы делали неправильные выборы в нашей жизни. Это в человеческой природе. Поэтому мы шутим над вегетарианцами, поэтому те, кто отказались от алкоголя, выглядят в наших глазах подозрительно,

Но надо признать, что даже для тех из нас, кто привык к происходящему в интернете, кибербуллинг, развёрнутый против одной девочки, выглядит впечатляющим. Эпитеты от оскорбительных, до угрожающих посыпались на Грету со всех сторон, в том числе от взрослых, занимающих высокие посты.

Даже беглый взгляд со стороны даёт понять, кто на самом деле неправ в этой ситуации: девочка-активист с синдромом Аспергера, в одиночку пытающаяся спасать планету, или мужчины среднего возраста, позволяющие себе насмешки и издевательства над ребёнком из-за экранов своих компьютеров. Это и есть реальная причина, по которой Грета Тунберг сработала для многих детонатором — грустная правда, в которой они не могут признаться даже себе, потому переносят насмешки на другого. А правда в том, что они боятся эту девочку и всё, за что она выступает — молодость, решимость, перемены. Она представляет поколение, которое не получится так легко запугать. В её глазах нет страха перед апокалипсисом. Этот взгляд, направленный на тех, кто её ненавидит, говорит: “Вы не имеете значения”. И причина, по которой они продолжают насмехаться в том, что другого оружия у них просто нет. Они не могут вступить с ней в аргументированный спор, у них нет идей, которые можно было бы ей противопоставить, наука на её стороне. Они даже не могут вызвать у неё ответной реакции, потому что перед ней стоят проблемы другого порядка.

В ответ на нападки Грета написала в своём Facebook: Быть другим - не болезнь. Всё, что наука знает на сегодняшний день, предложено нам не для выбора, это — факты. Я искренне не понимаю, почему взрослые тратят своё время на издевательство и угрозы детям за то, что те пытаются донести знания, доказанные наукой. Вместо этого они могли бы сделать что-то хорошее и полезное. Я думаю, они (взрослые) просто нас боятся. Но мир уже начал просыпаться. Увидимся на улицах в пятницу!

Это не значит, что мы должны принимать всё, что говорит Грета, но это значит, что нам нужно ещё больше таких голосов, как у неё, - пишет Дженнифер О'Коннелл.

Было бы наивным верить, что действия одной девочки повлияли на решение России подписать парижское соглашение о климате. Но как факт — это случилось четыре дня назад, 25 сентября 2019 года. И даже если пока рано говорить о последствиях этого события, нельзя не согласиться с тем, что это — значительное изменение риторики. Подписав глобальный договор о сокращении выбросов парниковых газов, Россия соглашается прилагать усилия “для сдерживания роста глобальной средней температуры” и подготовить планы адаптации экономики. Эксперты считают, что такой шаг в первую очередь сокращает репутационные потери России. А общество может зачесть это как ещё один важнейший шаг, который подтверждает наше движение в будущее, а не в прошлое.

Девочка с косичками, Грета Тунберг — не просто активист в борьбе за экологию. Это — дух времени. Потому что это не про климат, но про глобальную ответственность каждого из нас, живущего на этой планете и связанного с каждым и с самой планетой на каждом отрезке пути. И потому надо продолжать “делать то, что можем, с теми, с кем можем, чтобы изменить всё, что мы можем изменить”.

Больше:

Статья Маши Гессен в Newyorker (англ.яз.)

Статья Джениффер О'Коннол в The Irish Times (англ.яз.)


Березкина Инна

другие статьи:

Сила детей, "ностальгия", будущее фейсбука, Рукзит и "Чернобыль": обзор англоязычных СМИ, выпуск №1

Турция, Сахаров, Мандела и искусственный интеллект: обзор англоязычных СМИ, выпуск №2

Иван Крастев: Европессимизм

Протесты в Гонконге, Оруэлл и Конец света: обзор англоязычных СМИ, выпуск №3

США vs Иран, Меркель, стены и гражданское общество: обзор англоязычных СМИ, выпуск №4

Греция, защитницы планеты и неустаревающий либерализм: обзор англоязычных СМИ, выпуск №5

Как “никогда больше” превращается в “это может случиться здесь”

Это было понятно ещё в 1943-м. “Et alors?”

Мир, который мы знали, подходит к концу

Волны антилиберализма в Центральной и Восточной Европе идут на убыль

Живая цепь - из 1989 в 2019

Когда правоохранительные органы выходят из-под контроля в либеральных демократиях

Томас Манн против Гитлера

Пять подростков, изменивших мир